Что будет с рынком нефти после атаки дронов в Саудовской Аравии

Екатерина Валерьевна Грушевенко Русранд 18.09.2019 17:35 | Экономика 61

В субботу, 14 сентября на востоке Саудовской Аравии неопределенные дроны разбомбили установки по подготовке нефти компании Saudi Aramco в месторождении Хурайс и крупнейшем комплексе Абкайк. Это событие уже сейчас можно назвать крупнейшим в истории терактом в нефтяной отрасли.

Его последствия, безусловно, повлияют на нефтяные цены, но даже при наихудшем раскладе рынок сможет выйти из этого кризиса. Скорее вопрос в том, сможет ли нефтяная отрасль в дальнейшем обеспечить физическую безопасность хотя бы самых крупных объектов.


МАКСИМАЛЬНЫЙ УРОН

Объекты для атаки выбрали неслучайно. Мощность установки в Абкайке достигает 7 млн баррелей в сутки, там подготавливается нефть c нескольких месторождений, в том числе с гигантского Гавар, и далее отправляется на экспорт. Удары по установкам полностью остановили добычу, поскольку неочищенную от примесей нефть невозможно экспортировать. Грязную нефть также не получится транспортировать для переработки в другие нефтеперерабатывающие заводы из-за больших расстояний.

Атака резко снизила добычу в Саудовской Аравии — на 5,7 млн баррелей в сутки. Если учесть, что в июле 2019 года суммарная добыча в стране составляла 9,7 млн баррелей в сутки, а экспорт — около 7,4 млн, то получается, что около 75% экспортной нефти королевства выбыло с рынка.

В мировом масштабе 5,7 млн баррелей — это 6% среднесуточного объема добычи в 2018 году и 12,5% объема торговли. Это также сопоставимо почти с половиной суточной добычи в России. Нынешнее резкое сокращение добычи в Саудовской Аравии стало самым большим в истории. Предыдущий рекорд приходился на 1978–1979 годы, когда из-за иранской революции добыча нефти сократилась на 5,6 млн баррелей в сутки. Безусловно, нефтяной рынок тут же отреагировал на инцидент. Цены на нефть выросли на 20% после атаки на нефтяные объекты, достигнув шестимесячного максимума 16 сентября. Нефть марки Brent выросла почти на $12 за баррель, достигнув отметки $71,95, а затем стабилизировалась в районе $68.

ВСЕОБЩЕЕ СПОКОЙСТВИЕ

Несмотря на внушительные масштабы потерь, все заинтересованные лица пока стараются излучать уверенность и не паниковать. Из потребителей нефти выступили с заявлениями Международное энергетическое агентство и США. Агентство отметило, что на рынке достаточно предложения нефти и на данный момент нет нужды использовать стратегические запасы. Вашингтон, напротив, объявил о начале продаж сырья из своего стратегического резерва для поддержания баланса на рынке.

Сдержанная реакция со стороны крупных потребителей понятна — любое неосторожное заявление может вызвать дальнейший рост цен и усугубить их положение. Кроме того, за внешним спокойствием стоят не только рыночные опасения, но и большой объем запасов, который для стран, входящих в Международное энергетическое агентство, равен их среднеквартальному потреблению за 2018 год.

Со стороны производителей на официальном уровне реакция также нейтральная. Во всяком случае пока заявлений о готовности нарастить объемы нефти не было. Министр энергетики России Александр Новак заявлял, что «коммерческих запасов в мире достаточно» для урегулирования кризиса. При этом министр отметил, что произошедшие «события требуют произвести оценку ситуации [с безопасностью]».

Дальнейшее поведение производителей, в особенности участников альянса ОПЕК+, будет сильно зависеть от размера урона, нанесенного объектам. Если выяснится, что ремонт установок затянется надолго, то производители обязательно воспользуются моментом и начнут качать.


ЧТО БУДЕТ С ЦЕНАМИ?

На этот вопрос невозможно ответить без понимания реальных масштабов катастрофы. По официальным заявлениям представителей Saudi Aramco, ремонт должен был занять примерно два дня (до 17—18 сентября). Однако фотографии атакованных объектов со спутников и комментарии отраслевых экспертов говорят о том, что ремонт может занять недели или даже месяцы. На фоне такой неопределенности возникает несколько возможных сценариев.

Первый — самый оптимистичный — исходит из того, что саудовцы не преувеличивают и починить объекты действительно удастся в кратчайшие сроки. В таком случае ситуация окажет минимальное влияние на рынки, поскольку краткосрочную нехватку можно будет легко компенсировать одними только запасами самой Саудовской Аравии — их должно хватить на месяц. Однако в ценах на нефть все равно может появиться геополитическая премия из-за открывшейся уязвимости одного из самых охраняемых и стратегически важных объектов в Саудовской Аравии. По оценкам Центра энергетики Московской школы управления «Сколково», такая премия может составить $5–7 за баррель.

Второй сценарий предполагает, что полноценный ремонт пострадавших объектов может затянуться на 1–2 месяца. Тогда запасов одной Саудовской Аравии уже не хватит для того, чтобы компенсировать нехватку предложения на рынке. Это означает, что странам — импортерам саудовской нефти придется полагаться на свои собственные запасы. Дальше эти запасы придется пополнять, что приведет к росту спроса и цены на нефть. В этом случае цена нефти может повыситься на $10–15 за баррель. Наконец, нельзя полностью исключать и самый мрачный сценарий, в котором восстановление объектов потребует больше трех месяцев или же атаки на объекты повторятся. Тогда премия за геополитический риск значительно вырастет — выяснится, что нефтяная инфраструктура крайне уязвима и легко может быть выведена из строя на длительный срок. К тому же увеличится и объем потребления стратегических запасов. В такой критической ситуации нефтяные цены могут легко преодолеть отметку $75 и даже $80 за баррель.

Конечно, последний сценарий выглядит пессимистично, однако и его нужно иметь в виду. Несмотря на все ограничения по добыче, которые сейчас действуют на рынке (сделка ОПЕК+, санкции против Ирана), быстро возместить 6% мировой добычи невозможно. Даже если страны ОПЕК+ выкрутят вентили на полную, то без Саудовской Аравии они дополнительно смогут добыть не более 1 млн баррелей в сутки, треть из которого придется на Россию.

Даже если предположить, что США вдруг снимут санкции с Ирана (что крайне маловероятно, ведь его обвиняют в причастности к атаке) и он быстро вернется на досанкционный уровень добычи 1,2 млн баррелей в сутки, а сланцевики в США прибавят еще 0,3–0,5 млн, то в итоге получится компенсировать лишь 50% выпавшего объема. Для наращивания остального объема потребуется больше времени, но с этим нефтяная отрасль справиться может.

А вот с чем она не сможет самостоятельно справиться, так это с обеспечением собственной физической безопасности. Атака на сердце нефтяной промышленности крупнейшего в мире экспортера показала, насколько уязвима система. На этом фоне стоит ожидать, что страны с крупными нефтегазовыми инфраструктурными объектами будут принимать более серьезные меры по обеспечению их безопасности.

Автор Екатерина Валерьевна Грушевенко — эксперт Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора