Что делать 8 сентября? (Интервью С.С.Сулакшина Нейромиру)

Русранд Сулакшин С.С. 4.09.2019 16:39 | Политика 122

И.В.БощенкоЗдравствуйте уважаемые зрители канала Нейромир-ТВ, в эфире программа «Аналитика и политика», программа, в которой мы анализируем политические процессы, взаимосвязи людей и прогнозируем развитие ситуаций. Сегодня в нашей виртуальной студии Степан Степанович Сулакшин и разговариваем мы о предстоящих 8 сентября выборах. Мы все понимаем, что результат этих выборов предрешен — это будет победа «самовыдвиженцев от Единой России», но тем не менее в общественном дискурсе фигурируют три стратегии противодействия таким раскладам.

Первую стратегию обозначил Алексей Навальный, он назвал её «Умное голосование», её суть заключается в том, что надо голосовать за кого угодно, кроме тех, про кого станет известно, что они от Единой России.

Вторая стратегия, которую на днях предложил Михаил Ходорковский, не важно как мы к нему относимся, состоит в том, что надо прийти на избирательный участок, взять бюллетень и испортить его. Например, написав какую-то декларацию против всех кандидатов и самих выборов, но свой голос не отдавать вообще никому, потому что на его взгляд, все якобы оппозиционные партии типа КПРФ, Справедливой России или ЛДПР — это всё суть Единая Россия и есть.

Третий вариант, который предложил Павел Басанец, состоит в игнорировании этих выборов, чтобы их не легитимизировать.

У меня вопрос к профессору Сулакшину Степану Степановичу: на Ваш взгляд какая из этих стратегий наилучшая?

С.С.СулакшинПредваряя разговор, скажу, что позиция Павла Басанца идентична моей.

Для меня важно выдвинуть саму логику ответа на ваш вопрос, смысловое поле, политический контекст, которые и сформируют мой ответ. Без них и вопрос и ответ останутся в рамках безнадежной игры, затеянной режимом с населением страны под названием выборы. А я — за активную политическую позицию, за действие. И ещё одна ремарка: по Конституции России граждане страны имеет право, подчёркиваю — право, избирать и быть избранным, то есть ходить на выборы и голосовать. Но право — это не обязанность! Правом можно и не пользоваться!

Всё, что я буду предлагать или комментировать, лежит исключительно в правовом поле: именно такой контекст позволил нам выдвинуть большую политическую перспективу, большой политический проект мирной и законной революции, революции, как синонима кардинального преобразования страны. Так и отношение к выборам «по-путински» определяется данным контекстом.

Итак, режим, построив государственную систему тотальной фальсификации выборов, уже длительное время формируется путем фейковых выборов и поэтому не легитимен. Не легитимен Путин, который в марте 2018 года не набрал 50% голосов избирателей, не был законно избран Президентом, поэтому фактически узурпировал власть, что запрещено Уголовным кодексом и Конституцией страны. Не легитимна Единая Россия, которая в 2016 году прошла в парламент с фальсификациями в разы, незаконно присвоив себе конституционное большинство в парламенте. Соответственно не легитимны и все их решения и законы, в том числе последние пенсионные поправки. Почему говорю нелигитимны, а не незаконны? Я не суд и мои оценки это мое оценочное суждение.

Первый мой тезис при анализе ситуации для ответа на ваш вопрос о тактике поведения на выборах таков. В силу нелегитимности режима признавать его, поддерживать участием в его замыслах и розыгрышах, нельзя. О выборах в условиях этой власти говорить бессмысленно, поскольку их результаты формируются задолго до дня голосования — работает глобальная система фальсификаций: назначают и фильтруют кандидатов, дают полученные списки вместе с указаниями избирательным комиссиям разного уровня, местным администрациям, включается наглый административный ресурс, который из-за уличных манифестаций наиболее ярко проявился в Москве. Но ровно такой же наглый режим отфильтровывания кандидатов работает по всей стране. Это бесчестная игра без выигрыша для избирателей. Знаете, есть такой вид спорта — борьба без правил, хотя даже там на самом деле правило есть. И это правило объявлено — «борьба без правил». Поэтому все понимают о чем идёт речь, и если кто-то решается участвовать, то понимает что его ждет, и к чему он должен быть готов, на что может рассчитывать. А в путинской системе действует не объявленное, но единственное правило: всё делается за кулисами, при формальных апелляциях к Конституции, законам о выборах и прочему праву.

Приходят на ум разные словесные упражнения. Когда мы учились по своим букварям, там были такие классические уроки: «Мы не рабы, рабы немы». А в нынешние буквари впору писать нм тему о выборах. Вы-боры. Нет. «Мы не боры, боры немы». То есть, эти выборы просто-напросто утверждают, что вы, люди добрые, которые во что-то верите, откликаетесь на призывы не только режима, но и КПРФ и прочей подтанцовки Кремлю ходить на выборы, вы на самом деле не люди, не граждане, не избиратели. Вы — боры. Так они и говорят: 8 сентября будет объявлено: вы — боры. Что такое боры надо догадаться, в общем, что-то не очень приятное и комфортное.

Итак, главное, что нельзя мириться с путинизмом — этот политический режим ответственен за вымирание, геноцид населения, за украденное и безнадежное будущее, за ужасную катастрофу страны. Его нельзя признавать и поддерживать. А, не признавая режим, нельзя играть и подтанцовывать под эти закулисные правила. Вот главный контекст.

Этот вывод подкреплен недавней политической практикой, когда Грудинин вместе с КПРФ успешно поучаствовали в подтанцовке Кремлю, обеспечивая явку и легитимность выборов президента.

И.В.Бощенко: Я подтверждаю Ваши слова, я был внутри того процесса и точно знаю: действительно задача была не победить, а именно так — обеспечить явку.

С.С.Сулакшин: Спасибо, что это подтверждаете, но ведь сразу после подведения итогов стало ясно, что Грудинину никакая конкурентная политическая борьба с Путиным и путинизмом была не нужна и чужда. Ни он, ни КПРФ не пошли подавать заявление в суды, не стали доказывать наглые фальсификации выборов. Всё это отвратительно и лживо.

Но вернемся к нашему анализу. Исходная логическая посылка в том, что режим может безнаказанно фальсифицировать результаты выборов в разы. Поэтому, пойдёте вы на выборы или нет, испортите бюллетень или унесёте с собой, результат уже запрограммирован. Такие выборы беспрецедентны для мира так называемой демократии, они характерны для стран африканского уровня политической развитости.

Выборы фактически уже состоялись, победили адепты, апологеты, бенефициары, холуи режима и даже не обязательно из Единой России.

В начале разговора Вы упомянули формулу так называемого «умного голосования» — приходить, голосовать против представителя Единой России. Не считаю её умной, в бюллетене практически все реальные члены Единой России будут самовыдвиженцами. Указание Навального за кого голосовать до всего населения не дойдёт. Простые люди, придя на избирательный участок, познакомятся с плакатиками, которые аккуратно будут сделаны политтехнологами и политпсихологами, не говоря уже об административном давлении на бюджетников, в итоге нужного результата такое голосование не даст совершенно. Вывод: умное, умнейшее предложение Навального — это снова разогрев явки. Та задача, которую Грудинин и Зюганов, подтанцовывая АП, решали в марте 2018 г. на выборах президента, сейчас будет решаться с помощью таких и других подобных маневров. Потому что для создания хотя бы видимости приличия этих так называемых выборов им нужна явка. Навальный оппозиционную задачу не решает. И смысловой идеологической задачи консолидации оппозиции в этой умнейшей затее не выдвинуто.

Теперь Ходорковский: приходите на выборы, уносите бюллетени или пишите на них протестные декларации, то есть, портите бюллетени. Это то же самое, главное, чтобы вы пришли, и тем самым помогли власти соблюсти приличия, помогли легитимизировать выборы, которые в принципе нельзя признавать законными и легитимными. Кроме того, кое-какие граждане, унося бюллетень, будут встречаться на местах с противодействием полиции. Формулировки будут смехотворными: вы уносите бюллетени, а это государственное имущество, людей напугают, конечно, будут заранее предупреждать по административной линии, будут гнать народ на выборы, при этом объяснять как именно нужно проголосовать.

Поэтому Павел Басанец из всех вами перечисленных рецептов, на мой взгляд, наиболее близок к оптимальной модели поведения. Игнорирование выборов, причем не только молчаливое, но и публичные призывы не ходить на эти фейковые выборы в соответствии со статьёй Конституции: право не есть обязанность.

И последнее, самое важное. Болдырев, Зюганов предлагают этакую унылую формулировку: ну что-то же надо делать! Послушайте! Люди, претендующие на позицию политических лидеров, фактически говорят, что они не знают, что делать, что не могут людям сказать о точной стратегии и тактике действий, поэтому их формула: ну хоть что-нибудь давайте делать, хотя мы и не знаем что именно. Вот и шлют вас на выборы, на подтанцовку Кремлю в разогреве явки.

Так вот, я четко и конкретно отвечаю на вопрос: что делать. Этот ответ не находится в рамках только выборов, характеристику которым я уже дал. Он вытекает из стратегического плана: страну нужно преобразовать, модель страны нужно изменить. Кто-то называет это изменить строй, пожалуйста, и такой словарь возможен, но путинская модель страны — это её приговор. Стране нужна новая Конституция. Но всего этого невозможно добиться, если признавать легитимность режима, легитимность Путина и путинизма, если играть по его закулисным правилам, ходить на его фейковые выборы. Поэтому текущая задача и деятельность состоит в просвещении нашего народа, в его идеологически поддержанной оппозиционной консолидации. Нужно убеждать наше общество и народ. Уже сейчас по нашим опросам в латентным режиме более 50% «против Путина и ненавидит Путина» и этот тренд восходящий. А в интернет сети продвинутая часть общества на уровне 93% «против Путина и ненавидит Путина», то есть уже существует позиция абсолютно массового отторжения режима Путин и путинизма, отторжения всех их порождений типа Единой России, подтасовок, имитаторов из КПРФ и прочих подкупленных организаций и лидеров. Этот протестный потенциал в стране уже созрел, задача преобразовывать его в организационный потенциал, потенциал действия, а это уже большой и непростой разговор о стратегии по нашей формуле: «мирная и законная революция».

Не ходить на выборы, делать это открыто, не боясь, потому что это законно. Отказать Путину и путинизму, его режиму, адептам и апологетом не просто в доверии, а в соучастии в их делах. Это процесс консолидации общества и народа в настоящую оппозицию, у которой — мы это уже давно выдвинули и распространяем, предлагаем — есть и проект новой Конституции, и политическая программа — Программа Сулакшина. Есть и научная теоретическая база, есть и ценностная манифестация — вот обещанная стратегическая платформа, с позиций которой сейчас нужно оценивать и эти, и другие выборы.

И.В.Бощенко: Следующий блок вопросов адресован Вам и Вашей Партии нового типа, потому что было бы неразумно не воспользоваться нашим сегодняшним диалогом. Вопрос первый: Вы уже сегодня говорили о мирной, ненасильственной революции, я помню Вы и на митингах призывали Владимира Владимировича Путина добровольно уйти в отставку. Меня терзают сильные сомнения, что он добровольно уйдет в отставку, поскольку для него это дорога либо в Гаагу, либо в Киев, либо в другое столь же неприятное место, поскольку за время его правления было совершено много преступлений и вполне логично, что новые власти предъявят ему счет, а наилучший выход для него из Кремля видится только на лафете.

Ваш призыв к нему: «уходи сам» я воспринимаю как некое толстовство, те, кто призывают к более решительным, может быть гонконгским действиям, выглядят на мой взгляд более адекватными. Вы всерьёз рассчитываете, что такое может случиться? Что Путин добровольно уйдет в отставку?

С.С.Сулакшин: Кто из нас более адекватен рассудит история. Смотрите, Ельцин ушел в добровольную отставку, при этом гарантировав себе благополучие по гроб жизни и даже больше, если иметь в виду его семью, ближайший круг, семью уже не в прямом смысле слова, а в политическом. Такой сценарий у Путина сейчас в руках, система и ее административное устройство таковы, что назначить себе преемника, даже провести выборы и нарисовать и ему те же 76% могут прекрасно, а Росгвардия и прочие спецструктуры будут обеспечивать Путинскую безопасность на какое-то нужное ему количество лет.

Психологи, политологи и социологи Кремля прекрасно знают, хотя и скрывают, насколько ненавистным и нелегитимным в сознании российского общества становится Путин как персонифицированный фактор. И снять это напряжение, как они это уже делали с помощью крымской авантюры, такой рокировкой вполне возможно. Куда он денется? Он может продолжать занимать достаточно крупные и малообременительные посты, компенсируя себе непосильный труд «на галере» спокойной, разгульной и приятной жизнью. Во-вторых, он может исчезнуть. В современном мире нет ничего невозможного. Он может всплыть со своими очень трудовыми доходами совершенно в другом обличье, при других документах и в других государствах — это тоже возможно.

Конечно же никакого прекраснодушия в нашем предложении нет, разработки наши серьезны, имеют научные основания, методики и критерии. Протестации, которые организуются сейчас по законам майдана яшиными, навальными и кем-то еще с откровенным вызовом и нарушением закона, подставляют людей, их лидеров под якобы законные репрессии. Много ли людей готовы и желают идти на риски и сесть в тюрьму? Не так уж много. 50–70 тысяч человек для 12 миллионной Москвы на этих протестациях, да с убывающим, а не увеличивающимся количеством протестующих на каждой последующей — это не стратегия. Мы искали формулу, которая для настоящей политической оппозиции даёт основание на деятельность теоретически законную, без посягательств на действующее законодательство — это мирная и законная революция, а если она законная, то репрессии не нужны.

Но как же тогда отправить Путина и его режим в историю, если они сами уходить не захотят? Добровольная отставка — это теоретический план, который исключает основание для репрессий против народа. Я лидер, выходящий с политическим рупором, не допускаю безответственного и циничного отношения к тем, кто мне верит, нашим сторонникам, подставляя их под репрессии.

Возможна ли практически наша теоретическая формула добровольной отставки? Возможна, потому что Армения, например, это показала, это и Ельцин, вновь напомню, показал. Дальше идут логические разветвления, но до этого момента основным условием, которое делает ненулевым шанс на добровольную отставку Путина, замечу, не стопроцентным, а не нулевым — является просвещение, убеждение российского общества на уровне десятков миллионов граждан, с надеждой, что став идейно убежденными в нашей идеологии, в проекте новой Конституции России, в тех ценностных парадигмах, платформах, научных схемах, которые мы выдвинули, люди окажутся способными «убедить» Путина уйти. Когда на улицу выйдут десятки миллионов — то это будет весьма убедительно. Как видите, здесь нет прекраснодушия, нет никакого толстовства — непротивления злу насилием. Скорее для нас уместнее формула: добро должно быть с кулаками.

В некотором смысле это похоже на то, как приходили к власти большевики, с идейной убежденностью, с такой же манифестацией. Есть большущая разница между протестацией на кураже, особенно молодых людей — ведь молодость это биологический возраст революционаризма — надо всё поменять, надо со старшими поколениями поспорить, — так вот кураж без идейной убежденности, когда люди знают за что они идут на риски, сознательно соизмеряя их с выбранными ценностями, с социальным проектированием не для себя, не на свой кураж, не на свою судьбу, а на судьбу своего народа, на будущее своей страны — такую стратегию мы предлагаем и стремимся выстроить в стране.

И когда в Москве наши сторонники заявят митинг с темой: «Путина и путинизм — в историю, за новую Конституцию страны», с числом участников в 5 миллионов человек, тогда и самая верхняя администрация с большой вероятностью поменяет к нам своё отношение и всё это будет выглядеть совсем не как прекраснодушие. Правда, это требует очень большого труда. Не балагана, не велеречивости, не имитации и провокации, а труда.

Есть ещё одна мысль, которая меня волнует. Лидеры, которые сейчас выводят протестующих на площадь, — в чем их мотивация? В чём идейная манифестация? Свалить Путина, прийти к власти — и это всё? Жиденькая, ненадежная мотивация, тем более, что известно и о другой, закулисной мотивации, о денежных потоках и совершенно прагматических интересах. Ну, свалили. Придет Утин и все останется по-прежнему, поскольку содержательной, преобразовательной программы нет.

Вот когда люди и их лидеры пойдут во имя высоких ценностей для своего народа, страны, для будущего своих детей и внуков, а не только для того, чтобы кого-то свалить и порезвиться на баррикадах, похулиганить, потому что кровь бродит, тогда ситуация станет совсем другой.
И это теоретически возможно.

И.В.Бощенко: В сети ходит много всяких версий о том, что настоящего Путина уже давно нет, что мы имеем дело с двойником, с тройником или вообще целым набором кукол, которыми манипулирует некая группа, условно называемая кооператив «У озера»: Сечин, Миллер, Чемезов, Якунин и другие. Для них задача смены Путина — это чисто технологическая задача смены одной куклы на другую, то есть уход Путина в этой версии, исходя из Вашего предложения добровольной отставки, вообще не имеет значения. В этой связи возникает вопрос: смена лица, добровольный уход Путина автоматически приведет к власти какую-то новую систему или же это может оказаться постой сменой декораций для того же спектакля?

С.С.Сулакшин: Я поддержу и разовью Вашу мысль. Во-первых, история показала, что государство авторитарного и диктаторского типа, или приватизированного типа, как при Путине, в избыточной мере зависит от одной фигуры, одной персоны. Можно вспомнить фашистскую Германию, в которой Гитлер, имея абсолютные полномочия, в определяющей степени несет ответственность за трагедию Германии, за миллионы жертв, войну и погром на её территории. Ровно так же от Сталина зависело слишком многое. В позитивном смысле мы этим может быть удовлетворены, но в негативном смысле тогда были заложены страшные страницы в историю нашей страны, страшное наследие, которое привело к паукам в кремлевской банке и, в конце концов, к гибели страны. А предательство Горбачева тому еще и поспособствовало.

Слишком много зависело от Горбачева во времена горбачевщины и это была инерция еще сталинского авторитарного типа правления. Горбачев не только был беспомощен. Страшно, что он был, скажу это пока в кавычках, завербован, выполнял задачи совсем не национального характера. И вот сейчас колоссально много зависит и от Путина. Угроза стране, до которой он её довёл — это его личное, персональное достижение. Потоки крови в прямом и в переносном смысле: население вымирает и это фактически геноцид, я отвечаю за это слово, на его руках и на его совести. Но Вы правы в том, что существует круг бенефициаров, обладающих колоссальными и денежными, и политическими, и силовыми ресурсами, которые терзают наш страну.

Терзает Россию надгосударственный, наднациональный синдикат, клуб бенефициаров, кооперативщики озерного кооператива уже только в какой-то части являются российскими фигурантами и персонажами: капиталы за рубежом, будущее за рубежом, дети там же, страховки, второе гражданство или 3, 5 — все это там уже есть. То есть, наша страна, в условном смысле слова, оккупирована и оккупационная власть, путинская группировка её терзает. Поэтому двойник ли нынешний мужчина, который называется Путиным, тройник или же это реальный Путин — вопрос второй. Первый вопрос — уйдет этот персонаж, придет другой, а ничего может не поменяться, потому что, я с Вами согласен, правит и терзает Россию международный политический консорциум. Ему, кстати, Путин сейчас очень выгоден и удобен, потому что своими руками делает то, что необходимо геополитическому противнику нашей исторической страны: он разоряет страну и лишает её будущего. Поэтому и санкции такие хиленькие, поэтому заигрывают с Путиным, полуприглашая его в G-8.

Уйдет Путин, придет какой-нибудь другой господин, а реальное управление, Конституция, людоедские фашистские порядки, которые насаждены в нашей стране — будут продолжать действовать. Поэтому вестись на призыв «главное убрать Путина» нельзя. Тактику и стратегию нужно строить исходя из задачи преобразования модели страны, принятия идеологически другой, новой Конституции.

И.В.Бощенко: Может надо убирать не только Путина, но и его ближний круг, он ведь тоже входит в понятие «Путин», или он за скобками слова Путин?

С.С.Сулакшин: Да, конечно, но это частный вопрос, вопрос кадровой чистки, люстрации в контексте вопроса, который я ставлю ребром и в полном объеме — необходима смена Конституции, доктрин, законодательства, смена строя страны, полномасштабное мирное и законное преобразование страны.

И.В.Бощенко: Даже протестующие сегодня кричат: соблюдайте вашу Конституцию, дело в том, что даже ту, пусть несовершенную Конституцию, которая есть, не соблюдают, и что же даст принятие новой? Она точно так же не будет соблюдаться, ведь нет механизмов которые это обеспечивали бы.

С.С.Сулакшин: Сейчас нет. Но, когда мы разрабатывали нашу Конституцию и очень объемный пакет будущего законодательства, то дословно решали эту задачу: внутри каждого документа, в особенности в Конституции и в доктринах закладывали, путем проверки, защиту от беспомощности, от дурака, от искажений, закладывали систему гарантий её исполнения. Само понятие «гарантии» вводим в правовое пространство. Эти разветвленные, множественные — их многие сотни, взаимопереплетенных механизмов гарантий исполнения Конституции — мы заложили. И по поводу Вашего тезиса о том, что нет людей. Люди есть.

Есть очень умные, совестливые, патриотичные люди, мы это знаем точно, потому что получаем их поддержку и коммуникации. Их много, но они боятся, они пока под угрозами разного рода и смысла репрессий, они пока не видят большой силы, к которой надо присоединяться. И опять я подхожу к КОНТЕКСТУ, с которого начинал, в котором заниматься частными подтанцовками в виде выборов или участия во власти нельзя. Давай, мол, изберем наших кандидатов в местные депутаты, они хоть что-нибудьбудут делать — полнейшее заблуждение, ничего они не смогут сделать, также как несколько честных человек, ещё оставшихся в Государственной Думе ничего не могут сделать против конституционного большинства ЕР и подтанцовщиков из КПРФ, Справедливой России и ЛДПР.

Люди постепенно выходят из тени, мы знаем достоверно объем нашего трафика с нашей парадигмой. Хотя нам и скручивают цифры, а потом еще приписанные к нам тролли охают и ахают — такой хороший канал, такие умные передачи, но никому не нужен, никаких просмотров нет. Это техника, циничная техника в рамках всё тех же фальсификации, гибридной кибервойны, которую режим ведет со своим народом. Недаром же режим понастроил частные кибернетические компании и тратит на них деньги, ведёт войну с собственным народом и собственным обществом, с элементарными основаниями демократии, народовластия. У нас есть свои методы контроля, мы знаем, что мы нашей стране с этой нашей парадигмой нужны, что она всё более понимается, принимается. Нужны ресурсы, труд, трафик, коммуникации и тогда эта серьезная платформа придет в историческую жизнь страны.

А остальное, — я ведь не против любых и этих трех перечисленных, и 23 иных идей, технологий, каких-тостратегий. Да пожалуйста! Только теоретический анализ показывает, что это по большому счету подтанцовка режиму, и разница только в том понимают ли это люди или не понимают и искренне ведутся, и поддаются манипуляциям. Как повелись на Грудинина, как молодежь ведется сейчас на Навального, как она же повелась на Мальцева — 5.11.17 — это все уже уроки истории и они настолько очевидны, и красноречивы!

Мы полагаем, что общественное сознание будет все больше проникаться пониманием того, о чем я сейчас рассказал.



Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора